More style

Default

Скульпторы  
Вы находитесь здесь:Творцы/Скульпторы/Борис Черствый
  •  

Биография

Скульптора и графика Бориса Черствого – искусство непубличное и не для толпы, оно интимно, по-настоящему элитарно и завораживающе красиво.

С какими бы материалами не работал Черствый, он стремиться проникнуть в суть предмета, отбросив все наслоения, всех посредников, которые мешают художнику видеть истину.

 

Борис Черствый родился в Москве в семье дипломата в 1950 году, и детство провел в Афинах в Греции. Для любого художника самый важный период с 6-12 лет, важный именно для формирования мироощущений.

«Мой отец был поклонником греческой культуры, знал древнегреческий и греческий, и работал атташе в посольстве в Афинах, и мы там жили. Он брал нас во все поездки, я видел развалины древних храмов, скульптуры. Это были очень сильные впечатления, и потом вернувшись, я стал рисовать то, что видел», - рассказал Черствый.

 

В 1969 году Борис Черствый окончил Художественную школу при Академии Художеств России, потом поступил в Московскую государственную художественно-промышленную академию имени С. Г. Строганова (тогда оно называлось Московское высшее художественно-промышленное училище) и окончил его в 1977 году по отделению архитектурно-декоративной пластики.

С 1986 года - член Союза Художников России.

 

«Ориентиры на архаику, на древнее искусство у меня были заложены с детства. Древние люди были ближе к природе, и мир воспринимали напрямую, без посредника. Мне хотелось научиться тому же», - говорил скульптор.

В процессе учебы, Черствый уже вырабатывает то, что станет основой его фирменного стиля – минимализм.

«В институте я изучал наскальную живопись, и был поражен, насколько этот минимализм совершенен. Вот рисует древний антилопу, всего одна линия, а ведь все понимаешь и пол животного и его настроение. Мне близок минималистический подход», - признается художник.

 

Скульптура очень трудоемкий вид искусства, которая требует много времени: иногда от момента создания эскиза до конечного результата проходит год или больше.

И главное, по мнению скульптора, постораться удержать первоначальное настроение, ощущение, с которым приступал к работе, ну, или найти способ, чтобы сделать скульптуру быстро, на одном дыхании.
Если древней скульптуре было свойственно ощущение наполненности, она была агрессивной и как бы распирала пространство, то в наше время художники ищут другое видение формы. Самый дорогой скульптор в мире Альберто Джакометти, чей бронзовый «Шагающий человек I», тонкий, как спичка, почти лишившийся телесности, был продан за 104,3 миллиона долларов, сделал прорыв в борьбе с агрессией трехмерных арт-объектов (так в ХХI веке стали называть скульптуру). Черствый совершенно независимо (вряд ли в молодые годы он был знаком с творчеством Джакометти, попавшего в топы только недавно) пошел по этому пути.
«Меня интересовал момент, как убрать агрессию из скульптуры, как сделать ее почти невидимой. Любой скульптор вырабатывает определенное восприятие видение мира, а Черствый создавая форму, переносит части своего тела на этот объект», - утверждает автор.

 

Черствый живет в своих скульптурах, простых, утонченных на манер Джакометтиевских, но, вместе с тем более прочно стоящих на пьедестале.

Его произведения установлены в городах Одесса, Тернополь, Самара, Нефтекамск.

Выставки

1993 год — персональная выставка в Академии Художеств России: скульптура, графика

1994 год — участник выставки в г. Бардигера (Италия): скульптура, графика

1995 год — участник Всемирной Арт-ярмарки в Нью-Йорке: скульптура

1996 год — участник выставки «Новые меценаты России и Голландии» в Музее Частных коллекций им. А.С. Пушкина: скульптура, графика

1996 год — участник выставки «Русская скульптура ХХ века» в галерее г-на Делимана в Бельгии

1997 год — участие в благотворительном аукционе «Кристи» («Арт-Гала») в Бельгии: скульптура

1997 год — участник выставки «Новые меценаты» в Музее Частных коллекций им. А.С. Пушкина: скульптура, графика

1997 год — участник Международной ярмарки «Арт-Манеж»: скульптура

1998 год — участник персональных и групповых выставок в галерее «Катрин Альпин» в Бельгии

2001 год — создание памятника «Павшим воинам», г. Самара

2003 год — выставка «Московская абстракция. Вторая половина ХХ века» в Государственной Третьяковской галерее, г. Москва

2006 год — персональная выставка в Galerie Noordeinde в Голландии, г. Гаага

2006 год — выставка «Скульптуры в зимнем саду» в Московском Доме Художника, г. Москва

2007 год — автор идеи экспозиции выставки «Неизвестная модель», выставочный зал «Кузнецкий мост, 11»

2010 год — выставка «Дети нашего двора», Фонд «Арт-Линия», г. Москва

2011 год — участник и автор экспозиции выставки «Русская бессоница. Сезон 1», Фонд Поддержки Искусств «Арт-Линия» совместно с Государственным Русским Музеем

2011 год — участник, автор идеи и автор экспозиции выставки «Прикосновение: скульптура по Брайлю» в Государственной Третьяковской Галерее

Работы Бориса Черствого находятся в Государственной Третьяковской Галерее, в частных коллекциях России, США, Голландии, Бельгии, Франции, Чехии, Великобритании, Италии.

2012 год - Борис Черствый. Персональная выставка. (G8 Gallery)

2015 год - персональная выставка "Прикосновение" в подмосковной галерее G8 (Горки-8)

Статьи

"Искусство Черствого непублично и непублицистично, не расчитано на большие выставочные залы и толпу; оно интимно и по-настоящему элитарно и завораживающе красиво. Истовая любовь к живой натуре и благородным скульптурным материалам, сливаясь воедино в произведениях Бориса Черствого, создают особое ощущение пространства, которое и есть полное одухотворение среды".

О.В. Костина, доктор искусствоведения


Интервью с автором "Мне интересно неактуальное искусство" в журнале Eclectic за август, 2012г. >>>

Статья об открытии персональной выставки "Прискосновение" в G8 Gallery от журнала Eclectic, июль 2015 г. >>>

 

Статья, посвященная новым работам Бориса Черствого к выставке "Прикосновение" в галерее G8 (2015):

О, если бы вернуть и зрячих пальцев стыд,
И выпуклую радость узнаванья.
О. Мандельштам


Никакое искусство невозможно без вещественной основы, но скульптуры это касается в наибольшей степени. Живя в трех измерения, она воплощает идею художника в едином пространстве со зрителем, вовлекает его в диалог, позволяя осязать себя. В силу самой своей природы скульптура – один из самых консервативных видов творчества. Даже сейчас, усвоив актуально современный язык выражения, она незыблемо хранит изначальную нерасторжимость формы и материала.
Художественный язык скульптора Бориса Черствого, будучи глубоко новаторским, связан с искусством далекого прошлого, с еще доклассической эстетикой. С теми эпохами, когда символ и форма составляли неразрывное двуединство. Минимализм как средство художественного выражения наблюдается еще в искусстве палеолит, на заре человеческой цивилизации… намеренная лаконичность в подходах составляет основу и христианского искусства: аскетизм пластического языка позволяет сосредоточится на сути явления, приоткрывая его сакральный смысл.
Бронзовые рельефы, представленные на выставке, – новый, зрелый виток в творческом восхождении мастера.
Впервые художник обращается к христианской тематике, к сценам библейской истории. Чарующая пластичность, утонченная и отстраненная красота, столь завораживающие в ранних скульптурах художника, теперь приобрели совсем иное жизненное дыхание, одухотворенную конкретность. «Богоматерь с младенцем», «Встреча Марии и Елизаветы», «Благовещение» – ненавязчивая теплота этих образов умело завуалирована мягкой фактурой бронзы.
Мастер не навязывает зрителю циклы или последовательные повествования, позволяя ему, освободившись от исторической конкретики и иконографической фактичности, уделить большее внимание духовному созерцанию событий и персонажей Священного Писания.
Тем не менее, среди них можно выявить сюжетные группы и циклы: евангельский («Вход Господень в Иерусалим», «Тайна Вечеря», «Голгофа»), ветхозаветный («Жертвоприношение Авраама», «Троица»), житие Марии Египетской…
Работы этого круга представляют собой необыкновенно тонкий, зыбкий пограничный мир. Они заставляют поверить в реальность присутствия иного бытия, почувствовать еле уловимую пульсацию жизни, осязаемую за неживой материей, забыть о природе времени. Преодолевая физическую сторону материала, схватывая вневременность священного, скульптор стремится заглянуть в суть вещи, выявить живую душу бронзы, отразить ее дыхание.
Рельефы создаются в технике литья из бронзы, с помощью восковых пластин как начальной стадии работы. Оригинальность и новаторство Бориса Черствого состоит в минимальном вторжении в материал. С восковой формой он работает как будто легкими касаниями, стремясь к неуловимости физического воздействия на нее. Этот метод требует огромного мастерства, тончайше-виртуозного, эскизно-музыкального движения руки мастера. Такой подход дает произведению естественную нетронутость фактуры, вносит в нее элемент живописности alla prima. Легкая техника, оставляющая ощущение импрессионистической свежести, предполагает, тем не менее, огромную концентрацию творческой энергии – отсюда исходит ощутимая сила якобы безвоздушных форм.
Эти работы не предназначены художником для храмового пространстве, их религиозный вектор скорее миссионерский, подводящий зрителя к преддверью веры, которое, видимо, переступил и сам художник. Об этом ясно свидетельствует искренность его языка, сочетающего узнаваемую традиционность иконографии и современную новаторскую манера исполнения.
Так, образ «Богоматери с Младенцем» отсылает нас к каноническому «Умиления». Однако решается он столь синтетически-обобщенно, что уже не принадлежит к определенному времени, типу или стилю. За тысячи лет восприятия христианским миром этот образ поистине стал архетипическим для сознания и не требует более какой-либо проработки черт ликов, поз, одежд…
В качестве аналогии подобного религиозного искусства, можно вспомнить Капеллу четок Матисса его эскизы витражей, где линия силуэта остается единственным средством выражения. Сам художник определял это так: «дать на ограниченном пространстве идею Беспредельного».
Композиция «Входа Господня в Иерусалим» предельно разгружена, в ней нет привычных персонажей и даже не сразу понятно, что это сам Христос, шествующей на осляти. Столь бесплотная манера отсылает нас к незримому: Господь вечно входит в Небесный Иерусалим. Бог во всем и все в Боге – и лишь тончайший графический нимб четко отделяет грань небесного и земного.
В рельефной «Троице» художник, кажется, находит своеобразную формулу фигуративности, которая повторяется и в композициях на другие сюжеты. И здесь художественный прием развивается в символическом значении. Бог, однажды посетивший Человека, более не оставляет его в одиночестве – так можно осмыслить вариации построения схемы в «Благовещении» или «Встрече Марии и Елизаветы».
Сочетание графики и скульптуры – важнейший композиционный прием в рельефах. В «Голгофе» он становится самодовлеющим средством выразительности. Проведенная резцом линия крестообразно разрезает металл – здесь нечем любоваться глазу, трагизм события полностью очищен от слоев повествовательности, отсюда и рельеф фактически уже отсутствует.
Линия многообразно организует композицию, уплощая и поглощая объем. В работах Бориса Черствого ее пребывание сведено к минимуму обозначения. Графическая линия создает тонкие смысловые акценты в сценах цикла, посвященного Марии Египетской. В композиции с Зосимой линия нимба оконтуривает плечо старца, переходит к стоящей на коленях Марии, соединяя в молчаливом вневременном диалоге обе фигуры. Минимализм творчества скульптора как высокая эстетическая аскеза наилучшим образом способствует раскрытию темы. В суховато-отстраненной плоти, в удлиненности пропорций мы можем услышать отзвуки живописи Феофана Грека, византийского монашеского искусства. Чистая фактура бронзы задает ощущение зноя, мерцающего под солнцем песка, пустыни, где изнуряющая свою плоть отшельница сливается с ее вечными миражами. Ускользающее, неуловимое, неявное…

Важной идеей автора в содружестве с куратором выставки является особый экспозиционный подход к работам. Предполагается тактильное восприятие рельефов зрителем. Посетителю будет разрешено «смотреть» рельефы руками. От физического прикосновения считывается иная информация о вещи, скульптура раскрывается в своей полноте, окончательно утверждая себя в реальном пространстве. Поверхность рельефов Бориса Черствого приятная и музыкальная на ощупь… От каждого прикосновения Таким образом, зритель невольно вовлекается в художественный процесс, становясь соучастником скульптора в «доработке» произведений. Выставка представляет зрителю новый этап в творчестве признанного мастера. Перед нами – высокий образец современного искусства, идущего к новому пониманию прекрасного и его гармоничному сочетанию с религиозным. Искусства, открытого к мистическому переживанию освобожденной красоты.